Название:Интервью с Эмми Россум: Фильм Эндрю Ллойда Уэббера «Призрак Оперы»
Интернет-источник: http://www.blackfilm.com
Автор: Wilson Morales
Дата: Декабрь 2004 г.
Перевод: Vicky

Интервью с Эмми Россум: Фильм Эндрю Ллойда Уэббера «Призрак Оперы»



Эмми Россум – актриса, у которой есть множество преимуществ перед своими коллегами - и это навыки пения. Немногие актрисы умеют вытягивать ноты в оперном стиле.Ей было всего 16, когда она получила роль Кристины в знаменитом мюзикле Эндрю Ллойда Уэббера «Призрак Оперы», который, наконец, выходит на большой экран. Совсем недавно, прошлым летом, Россум можно было увидеть с Джейком Джилленхалем в фильме «Послезавтра» (The Day After Tomorrow). Годами ранее Эмми пела в фильме «Ловец песен» (Songcatcher), снятый независимой телекомпанией, и стала жертвой убийцы в прошлогоднем фильме «Мистическая река» (Mystic River). В разговоре с BlackFilm.com о «Призраке Оперы» Россум рассказывает о своем прослушивании на роль Кристины, о работе с Джерардом Батлером, Патриком Уилсоном и о своих музыкальных планах.

- Почему вы чуть не пропустили свои кинопробы?

Эмми Россум: Я встретилась с режиссером Джоэлем Шумахером в среду в Лос-Анджелесе, кинопробы должны были состояться в субботу. Все произошло так неожиданно быстро, а у меня были планы провести те выходные с семьей. Я сказала ему, что не могу прийти на кинопробы. Я не думала, что они были последними, потому что не знала, что он проводил кастинг шесть месяцев и я была последним человеком, которого он собирался посмотреть. Я полагала, что успею в следующий раз, но когда выяснилось, что это был мой единственный шанс, я подумала, если я получу роль, моя семья меня простит, что она и сделала.

- Вы волновались перед прослушиванием?

Э.Р.: В действительности, я пришла на него очень собранной и настроилась, что сделаю самую лучшую работу, на которую я способна, буду гордиться этим моментом и не буду думать о плохом, потому что я знала, что мне не получить эту роль. Я никогда не думала, что получу ее. Потому что мне шестнадцать лет, я не была знаменита, и я знала, что я была самой молодой и наименее известной актрисой, которая претендовала на эту роль. Я не пела пять лет. Я предвидела сложность образа и хотела, чтобы она была в центре захватывающего произведения, но подобное обычно не доверяют молодым девушкам. Я пришла на кинопробы, где были эта огромная киностудия, эти изысканные декорации, прическа, макияж, и я абсолютно не ожидала увидеть съемочную группу в 50 человек и Джоэля Шумахера, кричащего: «Мотор!». Это казалось настолько невероятным. Я даже встретила в тот день Джерарда Батлера (Призрак), который, как будто затаился в углу, совсем как призрак. Я, должно быть, была так сосредоточенна и сконцентрированна, что не помню половину людей, с которыми встретилась. Я помню, что пожала множество рук. Я помню, что я настроилась сделать самую лучшую работу, на которую я была способна.

- Вы помните тот момент, когда узнали, что получили роль?

Э.Р.: Сначала я решила, что это был розыгрыш: я думала, что это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Мне понадобилось 5 минут, чтобы в это поверить. Я сидела за столом, когда завтракала, и положила трубку телефона, узнав о том, что я получила роль, а моя мама читала «New York Times» и ела свой тост. Я сказала, мам, я получила роль в «Призраке Оперы», а она ответила, о, отлично, дорогая, и продолжила читать про Сомали! Мне это казалось настолько невероятным, потому что я никак не ожидала получить роль, меня это так взволновало.

- Так как у вас уже был опыт выступления в Метрополитен Опера, что было самым сложным в вашей роли?

Э.Р.: Я носила корсет все шесть месяцев, что было безумно неудобно и не давало мне возможности в течение целого дня плотно поесть, кроме мороженого, которое таяло и могло пройти внутрь. В нем было достаточно сахара, чтобы подкрепиться и зарядиться энергией. Я думаю, самое сложное было сниматься в фильме такого уровня. Обычно не дают роли в голливудских мюзиклах с бюджетом в 90 миллионов долларов неизвестным шестнадцатилетним актерам.

- Ваша героиня относится к уродству Призрака с истинным состраданием. О чем, по вашему мнению, фильм, о несправедливом отношении из-за этого изъяна?

Э.Р.: Я думаю, вы угадали, что было самым важным для меня в этом проекте. Мне кажется, что идея фильма заключается в любви, сострадании и понимании людей, которые выглядят иначе и сами по себе другие. Я думаю, именно сейчас в мире мы особенно нуждаемся в сострадании. Это одно из ее качеств, которое мне близко. Я воспитывалась в семье, в которой действительно придавали большое значение состраданию, доброте и пониманию других людей. Одна из моих лучших подруг, с которой я выросла, с рождения имела черепно-лицевую травму. Она перенесла 24 операции, чтобы улучшить свою внешность. Физический изъян никогда не был чем-то, что пугало меня, отталкивало или еще что-нибудь в этом роде. Я просто вижу ее, и она мне нравится, потому что внутри она чудесный человек. Мне всегда это было важно, особенно в парнях. Странно, когда ребята обсуждают женщин, вы должны обращать внимание на внутренний мир девушки, потому что она не будет всегда красивой. Это же относится и к парням. Они не будут выглядеть молодыми и сильным в 50 лет, поэтому для меня есть что-то более важное, чем внешность.

- Вы снимались вместе с двумя мужчинами, Джерардом Батлером и Патриком Уилсоном, которые были намного старше вас. Это вас пугало?

Э.Р.: Они просто супер! Я снимаю шляпу перед Джерри и Патриком, за то, что они были настолько профессиональны в этом вопросе. Мне было семнадцать, и у меня в этом фильме были серьезные и сложные отношения с парнями, которым было по 30 и 34 года. Они во всем были джентльменами, обаятельные и трудолюбивые. Они не относились ко мне как-то иначе из-за того, что я была моложе, и это здорово.

- Как повлиял Метрополитен Опера на становление вас как актрисы?

Э.Р.: После того, как в семилетнем возрасте я прошла прослушивание в Метрополитен Опера, я следовала установленным правилам. Таким, как репетировать, приходить вовремя, выступать как профессионал и вести себя по-взрослому, потому что выступать в нем считалось привилегией. Этим правилам я стараюсь следовать при каждой постановке. Меня научили, как готовиться к выступлению и как вести себя в неожиданных ситуациях, потому что, в живой игре не может быть второго раза. Я научилась готовиться к выступлению и вести себя естественно в определенных ситуациях, Думаю, я также применяю и этот опыт.


- Вы когда-нибудь хотели стать примадонной?

Э.Р.: Я начала работать, когда мне было 7, в Метрополитен Опера я зарабатывала 5 долларов за вечер. Выступая в опере, в постановке Франко Дзеффирелли, в которой на сцене был конь, я получала 150 долларов за вечер! (Смеется) Я думаю, в этот момент, когда ты понимаешь, что ты оцениваешься меньше чем живой инвентарь и ты поешь арию рядом с Пласидо Доминго, ты по-настоящему понимаешь, что ты выступаешь, потому что любишь это делать. Я получила актерский опыт, который многое значит для меня, потому что я никогда не работала ради денег.

- Это правда, что на съемочной площадке у вас случился конфуз: актеры со съемочной группой видели ваш зад, а вы об этом не знали?

Э.Р.: Эти слухи несколько раздуты, по сравнению с тем, что случилось на самом деле. Мы снимали сцену «Дон Жуана», а шов на моей одежде сзади разошелся, и я не знала об этом, пока не вернулась в свою гримерку и не увидела, что мой вид сзади немного просвечивается. Слава богу, в тот день мы все снимали крупным планом. Но англичане такие вежливые, что они только улыбались и кивали, и даже не упомянули об этом. Это было мило.

- Вы когда-нибудь планировали записать альбом?

Э.Р.: Я не хочу стать поп-принцессой любыми средствами. Мне неинтересно петь песни-однодневки. Мне хотелось бы записать альбом, потому что он дал бы возможность выразить мои внутренние чувства, а не играть роль. Мне просто кажется, что у меня есть эта внутренняя потребность творить и проявлять чувства либо в кино (которое является моим любимым способом выражения, потому что это очень личное), либо в музыке, которая также является выражением эмоций.

- Кто из музыкальных исполнителей оказал на вас влияние?

Э.Р.: Я хотела бы что-нибудь сделать в поп-музыке, серьезно работать и вложить мое сердце и душу в это, и я хотела бы, чтобы это нравилось слушать людям. Я также хотела бы сделать что-нибудь похожее на Уитни Хьюстон и Фэйс Хилл, Селин Дион, Иванессенс, Сару МакЛафлин или Р. Келли. Любой, кто обладает талантом, великолепным голосом и ему действительно есть что сказать, меня вдохновляет.

- Что вы думаете о слухах по поводу Оскара за свою игру?

Э.Р.: Я знаю, что самый суровый критик для себя – это я сама. Я знаю, что если в конце дня я ухожу со съемочной площадки с чувством, что я сделала самую лучшую работу, на которую способна, и чувствую гордость, вот это доставляет мне удовлетворение. Оскар и подобные ему награды значимы. Он кажется таким недостижимым для большинства простых людей. Я помню, как росла на сцене и съемочной площадке, и я просто была счастлива работать.





Перевела Vicky


Этому сайту уже


Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home/users/s/ssvetikova/domains/phantom-film.ru/press/04.3-i_ER_PO.html on line 160