Автор: Hand$ome
Название:Красота и маска (Основа Г. Леру и немного ПО 1990. Агнст)

Но ничего, они еще возьмут реванш.

Мрачно размышлял Эрик, вглядываясь в черную маску в своих руках.
- Я и ты, мой надежный щит, как же давно мы стали одним целым, я помню твои ласкающие прикосновения с детства.
А сейчас... когда Кристина сорвала тебя, обнажив ужас моего лица...

До сих пор в его голове звучал вопрос мальчишки, там... на крыше... во время ее предательства...

- Кого бы вы полюбили, Кристина, будь Эрик красив?

Конечно, какой еще вопрос мог задать такой недалекий, смазливый счастливец.

Он же, Эрик, Принц и Герцог королевства музыки не опустится до такой глупости. Он сформулирует свой вопрос по иному, совсем ... по иному.

Ты хочешь меня предать, Кристина, ты планируешь побег со своим красавчиком женишком?
Красота, Кристина - она ведь так недолговечна, столь мимолетна. невозможно хрупка!
Скоро ты убедишься в этом сама...

Яркие бабочки и серые гусеницы...
Кто из них более красив?
Такой недалекий человечек, как твой любезный виконт, конечно же воскликнет "Бабочки!" и будет в корне неправ.
Что ожидает каждую бабочку впереди? Тлен... Высохшее мертвое тельце.
А у гусеницы между тем, впереди самый расцвет и полет, весь мир и все огромное небо...

Виконт этого пока не понимает, но скоро... очень скоро я ему объясню, и ты, мой верный друг - он снова обратился к маске - мне в этом поможешь!

Маска...
Маска...
Маскарад!
Сколько ликующих и радостных гостей!
Шикарные таинственные наряды, яркие, лукавые глаза, волны прекрасной музыки и маски.. маски...просто море масок...

Затерявшись, заплутав в ликующих волнах праздничной толпы, Рауль все-таки нашел... нашел свою обожаемую Кристину, скромный белый наряд Коломбины не смог скрыть всей красоты и изящества восходящей звезды Оперы.

- Душенька моя! - Восклинул он,- Наконец, наконец этот урод отпустил вас из подземного плена! Я весь извелся за эти тягостные несколько недель вашего добровольного заточения.

Говоря все это, он страстно лобзал ее руки, с жаром целовал тонкие пальчики, сбросив мешающую ему черную маску- домино на маленький столик у стены. Рауль был полностью поглощен лицезрением любимой и поцелуями, совершенно не замечая мелькнувшей из-за портьеры руки с красным обшлагом.

- Мой друг! - прервала его любовные изъявления девушка, мы обязаны хранить в тайне наше помолвку, столь многое от этого зависит, вы даже не можете себе представить! Я буду. буду с вами после премьеры "Фауста".
Прошу вас подготовить экипаж для тайного побега. Сразу после поклонов, даже не сменив сценического костюма Маргариты, я отправлюсь с вами куда вам, мой друг будет угодно!
Но сейчас... сейчас, только тайна сможет нас спасти.
Я покину вас через минуту, время истекает. А вы, Рауль, немедленно одените вашу маску, пока вас никто не узнал и до встречи, до встречи после премьеры!

Мелькнув, исчезла белая Коломбина. Выполняя строгий наказ невесты, Рауль одел, брошенную маску и удивился странным ощущениям...
Лицо, его лицо словно потеряло чувствительность, непонятное шипение и ... дымок.. ? Несколько раз моргнув, он продолжал видеть странный дымок...
И вдруг... адская . просто невозможная боль опалила, сожгла его, словно он опустил голову в огонь... МАСКА... что-то с ней не так...
Сорвав с лица домино он услышал, сквозь свой стон дикие женские крики, его ноги внезапно подломились, и он рухнул прямо на маленький столик около двери, куда несколько минут назад так беспечно бросил свою маску...

Первые звуки, что он услышал, выплывая из забвение, горькие рыдания матери и голос, почти не похожий на ее обычный :

- Доктор, он все же будет жить?

- К несчастью для него, да.
У него очень сильное сердце, здоровый молодой организм, за исключением сами понимаете...
На балу совершенно случайно оказался Анри МУАССАН, профессор, он смог провести абсолютно верную профилактику после химического ожога. Если бы дилетанты плеснули вашему сыну в лицо водой, как и собирались - реакция щелочи прожгла бы ему мозг!

Профессор химии осушил ему лицо сухой тряпкой и намазал вазелином. только это, а не мои жалкие усилия, сохранили виконту жизнь...
Лишь один вопрос... нужна ли ему самому теперь жизнь...

Рауль хотел сам расспросить поподробнее, что же все-таки произошло, но неимоверное усилие, потраченное на открытие век, совершенно истощило его силы, и милосердное забытье вернулось к нему.

Еще несколько раз он всплывал на зыбучих волнах сознания и снова уходил в глубины небытия.

Его вернул к жизни плач...
Нет не матушки...
Ее голос он слышал часто...

Любимый, такой нежный, так горько плачущий... голос ... Кристина...

- Кристина... - еле слышно прошептал он, попутно удивившись мешавшей говорить ткани на губах, на лице... Открыв глаза он с большим трудом поднял руку... Странно... пальцы черно- серые и непослушные.
Левая рука оказалась более умелой...
Что такое не глазах? Какая то дурацкая ткань мешает увидеть любимый облик, резким движением он сорвал дурно-пахнущую тряпку с лица... и услышал звук упавшего тела...

- Кристина, что с вами? Эй, кто-нибудь! - подняться самому не было сил, и холодный поначалу воздух резко опалил лицо.
Шум набежавших слуг, запах душистого уксуса и голос, родной. любимый голос чуть слышно начал:

- Немедленно унесите меня отсюда!- И странным визгом закончил, - Сейчас же!

Топот удаляющихся ног перекрыл его стон:

- Кристина, любимая, куда ты! Я очнулся только ради тебя! Кристина!

- Успокойся, дорогой! - голос матери дрогнул, девушка плохо себя почувствовала, я велела отвезти ее к врачу. Не волнуйся, как ты себя чувствуешь?

- Очень странно, я почему то ужасно соплю носом, такой странный звук, и пальцы потеряли чувствительность, говорить мне трудно...
Мама, а что со мной случилось?
- Рауль, сынок. я тебе обязательно все расскажу, как только ты наберешься побольше сил. А сейчас поспи, и ради бога, не срывай маски с ... го, - она слотнула комок, -..головы-ы.

Глаза действительно закрывались сами собой, но он еще слышал сдавленные рыдания матери...

Через месяц он полностью осознал и согласился с сожаленьем врача.
Зря он выжил.
Сожженные почти до скул химическим ожогом щеки, отвратительная дыра вместо носа, сгоревшие брови и половина лба. На его лице отпечаталась маска-домино, в которую неизвестный шутник, скорее палач, налил концентрированную щелочь.
В первый же день его вынули из петли.
Только через год, примерившись со своей жалкой участью, Рауль размышлял об иронии судьбы.
Как смел он прежде осуждать подземного сидельца, судя по Кристининым описаниям, страдавшего таким же уродством. Разве человек, там внутри за кошмарным фасадом сокрытый человек, виновен в том, что он ТАКОЙ!

Кристина больше никогда не посещала его.
Успешно выступала на сцене, судя по газетным отзывам.
А еще через полгода сбежала с заезжим итальянским тенором.




Этому сайту уже