Название: Если бы...
Автор: Рыжий Ангелок

Кристин не уехала с Раулем... Она зашла туда, где Призрак рыдал на шкатулкой и не стянула с пальца кольцо... И...

Прошло несколько лет.

- Эрик!!!!!!!!!!! Эрик!!!!!!!!!!!!!!!!! - когда-то юная Кристин Дааэ была очень скромной и милой девушкой, боявшейся всего и вся, но совместное житье - бытье с весьма деятельным супругом, изменило её характер. - Ты принес зарплату?

- Да, дорогая, - бывшая гроза Оперного театра робко зашел на кухню протягивая дражайшей половине прелестный конвертик с печатью в виде нежнейшего розоватого сердечка. - Все до последнего франка...Все 20 000 .

- Ой вот только не надо... – глаза Кристин Дааэ превратились в две малосимпатичные щелочки. - Я же знаю - сегодня у вас был мальчишник: Рауль, директора... НУ, конечно, бедняжке Раулю нужно много выпить перед предстоящей свадьбой с Карлоттой...

Да - да... Вы не ошиблись - Рауль женится на Карлотте... Ему безумно понравился темперамент испанской дивы вкупе с её большими гонорарами, прекрасными связями и ... не менее прекрасным... голосом! Тем более что рыжие ему всегда нравились…

Кристин, небрежно смахнув пыль с новенького манекена, на котором красовалось её ещё недошитое вечернее платье… Еще недошитое… Кристин повернулась к мужу.

- Милый, нам еще завтра ехать на свадьбу... Ты мессу дописал?

- Угу...- Эрик нервно драил маску, придавая ей более респектабельный вид.

- Мне платье дошил?

- Да, дорогая...осталось только рукава и немного подправить…

- А розы купил? А то эти уже завяли…

- Ой, милая, забыл...

Над головой Эрика нависла угроза в виде свежеиспорченных пеленок.

- Ну вооооооот! Ты меня совсем не любишь!!!! Надо было выходить замуж за Рауля... Вспомни, какие розы он подарил Карлотте!!!!!

Эрик виновато почесал полумаску, которая за последнее время сменила выражение крайней злобности на выражение крайней усталости и рассеянности.

Но Кристин любила мужа и поэтому решила сделать ему что – нибудь приятное. Она медленно подошла к нему и положила руки ему на плечи.

- Милый, котлетки пожарить?- её голос музыкой отозвался в его душе – при чем музыка это была вроде из последнего альбома Ramshtain. (ну не помню, я название...)

- Ну пожарь, - рассеяно ответил муж.

- Мяса нет…

- Ну не жарь.

- Так значит тебе не нравится, как я готовлю?!!!!! - во взгляде её ясно прочиталось: "Все, милый, на ночь любви не рассчитывай. И даже на полчасика любви тоже"

Эрик вздохнул и медленно потянулся за любимой удавкой.... Нет - нет, ну как вы могли подумать?! Он не собирался убивать Кристин - он любил её, но вот пойти повеситься - мысль, посещавшая его гениальную голову уже не раз, заглянула снова. Но тут мягкая ладонь жены легла ему на лоб, и её ласковый голос прошептал:

- Я так тебя люблю...

Он еще раз вздохнул и произнес:

- Дорогая, какие мне еще кружева пришить на твое вечернее платье?!

Утро следующего дня прошло в сборах.

Призрак стоял посреди комнаты в любимом персидском халате с видом шаха, потерявшегося в своем гареме.

- Кристин, где мои носки?- плаксиво спросил он.

- В шкафу, - терпеливо ответила Кристин.

- А где мой выходной сюртук?

- В шкафу.

- А где моя любимая маска?

- В шкафу.

- Дорогая, прости, что отвлекаю, а шкаф где?

- Ой, горе ты мое подземельное, вот шкаф, вот носки, вот сюртук, вот и маска. Хотя она тебе не нужна - там же все свои: всего - то полтруппы театра, директора, Мэг, мадам Жири, Рауль и Карлотта. Все тебя и так прекрасно знают...

-А ты еще скажи, помнят и любят!!! Как ты думаешь, может, мне и на этот раз Карлотту сделать "жабой"? Ну в качестве свадебного подарка...- умоляюще произнес Эрик. – Ей же так…

- Нет, мы дарим им твою гондолу.

- Ну хорошо.... Дарим так… ЧТО?!!!!!!!!!! Мою гондолу!!!!! -Эрик сел, едва не плача от досады на жену - вместо того, чтобы лишний раз приласкать, она ... его вещами разбрасывается. - Кристин, но ведь как мы - то с тобой будем перебираться с одного берега на другой? Ты об этом подумала?

Кристин подошла к нему и нежно прижалась. Сердце Призрак ёкнуло – ох, ни к чему хорошему это не приведет! В прошлый раз, после их объятий, появилась Агнесса– плод совместных усилий Кристин и Эрика – вечно писающая в пеленки, превращающая их в очень удобное орудие выпытывания – всего – чего –душа- пожелает –у -бедного – несчастного Призрака.

- Милый, ты мне обещал ту симпатичную прогулочную лодку, которую мы три недели назад видели в одном магазине и славный комплект постельного белья «Торжествующий Дон Жуан» … Помнишь? Ну ночные кальсоны для тебя и милая ночнушка для меня со спадающими рукавами…

- Да, я помню… - Призрак мысленно пересчитал зарплату и похоронил мечту о новом оргАне.

- Ой, умница!

Кристин поцеловала мужа в щеку…

Церемония была назначена на десять утра, а перед этим у Карлотты была репетиция. И поэтому Покровитель Театра и Его Местная Достопримечательность не могли не прийти.

Призрак уже собирался уходить… Тихий голос где-то внутри заставил его вздрогнуть. Теперь Эрик на своей шкуре понял значение философской фразы «The Phantom of the opera is here-inside my mind…”

- ММММ! Друг мой поющий!!!! Это я, остаток твоего Злобного сознания! Решил тебе напомнить - что ты - ПРИЗРАК ОПЕРЫ!!!! Значит, на свадьбе надо устроить какую - нибудь пакость... Если хочешь, ткни Рауля носом в винегрет или еще...

- Я - женатый человек, я больше не Призрак!!!

- Но скажи, ведь тебе так хочется напакостить... Вспомни, как в былые времена - всех их строил, как на плацу... Ну давай!!! -канючило сознание.

- Да не хочу я!!! -рыкнул Призрак на свою злую половину.

- Неее... Ну ты только погляди - Рауль опять в твоей ложе маячит... Чего ему там, медом, что ли намазано?

- Он хочет перед свадьбой послушать свою несравненную...

- ...жабу... Вспомни...

- .. невесту, которую...

- ... ты бы придушил и сделал бы ему БООООЛЬШОЕ ОДОЛЖЕНИЕ...

- любит до...

- ... того, что остатки мозгов потерял...

- ... безумия.

Не договорились. Злобное сознание уползло, шипя как рассерженный василиск про то, что "оно еще вернется".

Кристин и Эрик одевались в комнате, которую им отвели для приготовления.

Кристин была очень красивая. Всегда. Но сегодня… Эрик онемело уставился на свою жену. Вся такая нежная, желанная…

- Дорогая, как ты думаешь, если мы опоздаем на начало церемонии, Рауль сильно обидеться?- ненавязчиво обнимая супругу, спросил он.

- Нет, а вот Карлотта – она устроит истерику в духе прошлых времен.

- Помнится, я с ней тогда хорошо разделывался… - улыбнулся Эрик.

А вот у Кристин, как известно, Здравого Смысла не было отродясь, поэтому она не особо – то и огорчилась, когда поняла, что корсет ей будет зашнуровывать муж…

Эрик вспомнил, как все было в первый раз… Ну или почти было…

Кристин упала в обморок, когда он слегка экстравагантно предложил ей руку и сердце – в виде куклы в свадебном платье. Он не рассчитывал, что Кристин – такая уж впечатлительная… Хотя кто – то ведь верил в Ангела музыки на протяжении 10 лет?

Он положил её на кровать и решил улизнуть подальше от соблазна рассмотреть поближе то чудо, что с блаженной улыбкой спала на его кровати… И тут до Эрика дошло, что ему – то спать негде – либо с ней, либо в лодке? В лодке - холодно, он может замерзнуть, простудиться, и кто же будет пугать оперных жителей и учить мадемуазель Дааэ петь свои песенки? Поэтому он решил посвятить немного времени наглядному изучению объекта под названием «Девушка», которое он видел раньше только в книжке по природоведению для дошкольнкиов. А уж потом можно будет привести девушку в чувство… Вот только как это делать, Эрик представлял себе смутно – вроде где- то говорилось о коньяке и похлопыванию по щекам? Но коньяк он давно уже выдул, хлопать по столь нежным щечкам было жалко… Только он хотел придвинуться чуть поближе, чтобы поразмыслить на тему «Как привести девушку в чувство», как Кристин распахнула свои чудные очи и заявила, дополнив речь увесистой оплеухой:

- Нахал!

Оказывается, существовал еще один способ приведения дамы в чувство – надо было положить руку на её колено и тогда она приходит в себя с реактивной скоростью. Эрик даже не заметил, как его рука сама собой легла на её ножку, затянутую в чулок далеко не первой и даже не второй свежести…

А удар для такой хрупкой девицы был ого- го какой…

Но Кристин быстро остыла. И глядя на сконфуженное лицо Призрака, она начала так хохотать, что треснулась головой об спинку кровати и вновь потеряла сознание. И Эрик резво слинял – а – то вдруг еще решит куда – нибудь ударить, так для профилактики…

Церковь. Три часа спустя.

- O mama mia! – Карлотта мяла в руках букетик. – Они снова все портить…. Кто тебя просил делать этого Эрика своим шафером? Они вечно все портить… Он меня совсем не любить….

-Крошка Лотта, они сейчас приедут… - Рауль нервно поглядывал на начинающую краснеть от гнева невесту. – Если хочешь, я куплю тебе красный шарфик… нет… Это уже где-то было…И не только я виноват… Что же тебе стрельнуло в голову, испанский мой воробушек, что ты решила позвать Кристин себе в подружки? Кристин и Эрик вбежали в церковь. Облегченный вздох.

- Эрик, - шепнула Кристин, улыбаясь, как кукла, - я хочу сказать…

- Да – да, милая, я тоже люблю тебя! – отмахнулся Эрик, пытаясь завязать побыстрее галстук.

- Нет, не то…- Кристин сконфуженно почесала носик.

- И я куплю тебе новую шубку, если ты хочешь…

- Нет, дорогой, нет…

- Ну если хочешь, то мы поедем на выходные к мадам Жири…и я буду есть её блинчики с заменителем сахара!

- Дорогой, у тебя из кармана торчит мой чулок! – все так же мило улыбаясь, прошептала Кристин. – Я не спорю – это элегантное дополнение к твоему измятому галстуку…

Эрик сконфуженно засунул тоненький чулочек в карман. И тут его Злобное сознание выползло снова:

- Глянь-ка на эту парочку – гопарь и гопарочка!!!!! Она в ….эээ… розовом, а он… ну… красивый! Ну давай сделаем гадость... – ныло где-то в подсознании.

- Отвяжись!- вяло отреагировал Эрик, брезгливо поправляя белую розочку в петлице.

- А вы с Кристин венчались в спешке… И платье она тогда уже все изгадила – ты ж тогда был холостяк, в квартирке – то у тебя было не метено с кого года? А букетик она в тебя зашвырнула, когда ты сказал, что у тебя нет ночнушки для неё и ты не знаешь, стелить ли ей на диване или она лишит тебя … кровати? И не было банкета, и не было…

- Отстань! – рыкнул Эрик.

- Это ты мне? – округлила глаза Кристин.

Оказывается, како – то время Призрак вел диалог сам с собой. Но именно последние слова услышала Кристин.

- Мы поговорим дома! – прошептал Эрик. – Хорошо?

- ХОРОШО! - именно с интонацией прописных букв ответила Кристин.

Это был плохой знак. В прошлый раз, когда она говорила так, дело закончилось очень плохо – он был изгнана из супружеской постели на семь дней, обед ему пришлось готовить самому – а так как за пять лет счастливого супружества холодные бутерброды и мерзкий чай казались чем – то далеким и страшным, то Эрик предпочел все пять дней воровать у дочери детское питание. Оно такое вкусное ... и пахнет не-тиной....

Пока проходил обряд венчания, Эрик вдруг снова перенесся в прошлое. Ему вспомнился тот день, когда он притащил Кристин в церковь Мадлен. Она была злая, платье её было мокрым, она напоминала прекрасную морскую сирену… Сам он тоже был … примечателен. Фрака у него не было -он остался висеть в логове, и его, скорее всего уже напялил какой – нибудь рабочий, их тех, что успели – таки добраться до логова Великого и Ужасного Призрака Оперы. Маска была слегка покарябана и выглядела слишком счастливой. А из одежды на нем был костюмчик Дон Жуана – то

лько облегченный вариант – без плаща, жакета и жилета. До Эрика только потом дошло, почему юные прихожанки – хористочки в церкви ТАК на него смотрят: на нем была – то одна тонкая рубашка, которая не скрывала всей мощной мускулатуры, наращенной от «делать нечего» в часы, когда гадкая муза улетала, а Кристин выслушивала любовный бред Рауля где -нибудь на крыше. Эрик тогда еще напряг слух и услышал, как одна из пансионерок шепнула подружке:

- Ты погляди, какая у жениха… - дальше он не расслышал, потому что стыдливая панисонерочка – подружка хихикнула в ладошку.

Эрик даже сейчас покраснел, но потом предпочел отмахнуться от прошлого и перенестись обратно в реальность. Супружеская парочка, стоявшая перед алтарем, выглядела весьма сконфуженной – Карлотте не нравился букетик, и она срочно хотела другой. Рауль беспомощно смотрел по сторонам, всем видом ожидая чуда - в виде виде темной розочки, которую Эрик услужливо ему подкинул в руку. И не как волшебник - просто взял и вытащил из букета, что стоял чуть в стороне... а уж вложить в вспотевшую руку виконта цветочек было парой пустяков. Но этот олух... Гл?

?дит так, словно с небес спустился Ангел... "Хм... А вдруг и он поведется?"-мелькнуло в голове у Эрика, и он представил себе картину: Рауль, молитвенно сложив ручки, ведомый голосом Аннгела Музыки, подкладывает Карлотте крысу в чепец или лично относит послания директорам. "Хорошая идея... Запомнить-а лучше записать!" Эрик выручил Рауля почти из дружеских намерений: парень и так уже получил подарок судьбы - Карлотту в жену... надо было его все-таки пожалеть. Но тут все же был умысел: вдруг Рауль передумает и вернется к изначальному плану-жениться ?

?а Кристин? Поэтому... Эрик спешит на помощь!!! Он про себя хохотнул – сейчас Рауль выглядел точно так же, как в тот момент, когда он провалился в зазеркалье, преследуя Красную Смерть. Но преследовал он её не для того, чтобы убить, поймать – ему просто хотелось узнать, у какого портного Эрик заказал себе такой яркий наряд и уточнить – любит ли Кристин пироженные с ванильным кремом и одеколон «Султан». Именно последний момент очень сильно интересовал виконта – ведь он душился этим одеколоном (собственно это была их семейная традиции) и пров

онял им весь до своих кальсон с ромашками, а Кристин в последнее время постоянно уворачивается от его поцелуев и морщит носишко. К чему бы это?!

Кристин в задумчивости смотрела на будущую супружескую чету. Ей вспомнился совсем другой момент. А вспомнился он ей потому, что свадебное платье невесты весьма подозрительно напоминало знаменитый наряд, в котором Кристин спустилась в подвал Призрака Оперы впервые. Только розового цвета, к которому испанская дива питала особую приязнь. «Мое кружевное недоразумение» Кристин доставала из шкафа всякий раз, когда ей что –то было нужно от мужа. А так как его пещерка была лишена многих удобств – вроде белых занавесок с розочками и рюшками ?

?ли коврика с орнаментом- то наряд в шкафу моль еще не поела…

Кристин тогда еще долго думала: какой черт дернул вместо обычной ночнушки а – ля «воспитанница монастыря» нацепить тот кружевной наряд дамы. Потом, наверняка, когда она возвращалась домой, то её заметила Карлотта. Видать, дива еще и запомнила, и набросок силуэта зарисовала. Что и сказать, ночной наряд Кристин на Карлотте смотрелся куда более эффектно – у примадонны было что поддерживать корсетом!

Кажется, Эрик был того же мнения, потому что чего – то там бурчал под нос насчет того, что «а мне Карлотта всегда нравилась!»

Церемония близилась к завершению. Но Эри так мечтал, чтобы церемония протянулась еще немного – взгляд Кристин обещал ему мало хорошего. Рауль еще до окончания обряда тысячу и один раз проклял свое необдуманно решение – в момент поцелуя, скреплявшего брачный союз, Карлотте взбрело в голову, что «нужно накрасить губки новым блеском с вишневым вкусом». Она случайно чересчур сильно нажала на тюбик с блеском… и… остаток липкой, сладковатой дряни залил все подвенечное платье …. У Эрика заложило уши и он про себя подумал «Зачем я трачусь на

сирену – Карлотта будет работать лишь за возможность поор…попеть»; у директоров треснуло пенсне, причем у обоих, а Кристин ни чем особенным не выделилась – она едва успела подхватить вечно падающую челюсть.

Рауль принялся спешно отряхивать невесту, и сам весь измазался в блеске для губ. Блеск оказался качественным – ни за что не хотел оттираться с пальцев. Но недаром Карлотта была хорошей актрисой – она с блеском отыграла роль СЧАСТЛИВОЙ невесты, а Рауль ведь был потомственным аристократом – его выдержке при придушенном хохоте гостей можно было позавидовать.

Кристин оттащила заикающегося от смеха мужа за угол. «Господи, даже я бы так не додумался поиздеваться!» - металось в голове у Эрика. – «Я всегда знал, что у Вас на небесах с черным юмором все в порядке!»

Но услышать ответ от Всевышнего Эрику было не суждено – он оказался прижатым к стене злобным взглядом карих глаз.

- Ты сказал мне «отстань!» - набросилась она сразу же. – Как ты мог!!! Ты хочешь развода? Ты меня больше не любишь?! А ты подумал о нашей крошке? У тебя появилась другая? Я так и знала… Как же ты мог! И сколько ты мне изменяешь?!

Эрик стоял и в умилении глядел на неё. И все – таки она его любит. Если б не любила, то не стала бы целиться в него прелестной сумочкой, которая в её руках превращалась в бомбу замедленного действия …

- Милая, на меня никто не позариться, кроме тебя…- ответил он и тут же от греха зажал его руками.

- Ты хочешь сказать, что я одна такая ДУРА? А как же та симпатичная шоколадница из кафе напротив… Что – то ты зачастил туда…- вдруг «умную» голову его жены посетила неожиданная мысль. - Так ты к ней? К ней, значит, бегаешь!!! Ах ты Дон Жуан!!!!

- КРИСТИН!!!! – Эрик аж подпрыгнул. – Я … Только за булочками и шоколадом… Ты же не готовишь это – вредно, вроде, для фигуры… А я сладкого не доел, почти не ел...Кристиночка, заинька, солнышко…

Но бурный поток слов супруги нельзя было перекрыть ничем, кроме…

Этот способ открыл Эрику по секрету Рауль. «Думаю, тебе пригодится!»- сказал он тогда еще сочувственно.

Поцелуй был долгим…

Очень…

Очень – очень…

И снова вылезла Злобное сознание.

- Ну теперь ты можешь с честью исполнить долг…- счастливо прошипело сознание.

- Какой?

- Супружеский…

- Зачем? –наивно вздернул брови Эрик.

… *Злобное сознание упало в обморок*

Банкет по случаю свадьбы был замечательным. Рауль сидел счастливый – фрак, наконец, удалось отчистить от липкого блеска – а то мама бы его убила за испорченную реликвию. Карлотта, откинув назад шевелюру а –ля « борода ассирийский вельможа» деловито рассматривала свои ноготки – коготки, , к которым успела – таким прибрать виконта. Мэг куксилась – все же старая карга успела перехватить красавчика! Мадам Жири с тоской поглядывала на великолепный свадебный торт – ах этот крем, ах эти жирные сливки, ах это бизе! Директорам уже было все рав

но – напились и лады… И Кристин, и Эрику было хорошо, потому что первая, наконец, объедалась вволю всем, послав к чертям диету, а второй смотрел, как она это делает, не забывая отпускать хлесткие комментарии и направлять супругу на нужные объекты:

- Дорогая, если ты растолстеешь, как кубинская матрона, я тебя брошу!

- Отстань! К слову, где это ты в своем подвале видел кубинских матрон! Признавайся!

- Думаю, вон то пироженное выглядит аппетитно, но оно в тебя уже не влезет!- тут же ввернул супруг.

- А вот и влезет!

- А вот и нет!

- А вот и да!

- Нееее. Не взлезет!

- А вот… Ап! Влезло, проиграл, проиграл! Значит, мусор выносишь сегодня ты! – расхохоталась Кристин

- Ой, да Господи! Будто тебе сложно сделать два шага до озера… Ах, как же мне нравился тот костюмчик испаночки из «Дон Жуана», - ехидно заметил Эрик.- Помнишь, как мы тогда… повеселились.

- О да! Ты вышел, взмахнул плащом…и меня чуть не снесло.

- У меня таааакие мысли были в тот момент. Пока сам пел – взмок весь…

- О чем же ты думал, проказник?- кокетливо спросила Кристин.

- Костюм узковат был, - остудил пыл супруги Эрик. - Я же в спешке делал- вот и чуть перестарался… Но когда ты запела…А уж твой наряд… Ох, мое бедное сердце!

- Милый, ты вспомни лицо Рауля… Он так переживал, что декорации висели вот прямо на соплях, что едва не плакал… А уж когда мы влезли на этот шаткий мостик… Он аж подскочил, бедняжка… Не удивилась бы, если б красавчик упал… Но, боюсь, мы б не заметили…Ты меня так обнял, что…

-Ты опять рот раскрыла! -влезло Злобное Сознание.

- Не смей трогать мою жену! –взвился мысленно Эрик.

- Да кто ж её трогает?! Я просто … Вот ты мне скажи, как на духу, чего это у ней рот все время открыт… Даже во сне…Нее, ну честно, я ж ни кому не скажу… Клянусь Пенджабской Удавкой!

- Да конечно… Просто, понимаешь, у Кристин гайморит… Она простудилась еще когда ходила к папочке на кладбище…

- Ну ясен пень! На крышу с Раулем – она в тонком платье да в белых тапках…На кладбище так в платье с тааааааким вырезом, что покойники поднимутся… Вот тебе и результат!

- Ну пожалуй правда… Надо будет срочно заняться гардеробом Кристин.

- Я тебе займусь! – Кристин цепко схватила его за воротник.

Черт, опять начал вслух!

- Ну чего тебе не нравится! Фасончик подвенечного платья тебя устраивал, а про наряд для «Дон Жуана»…

- Ты специально его, что ли шил, чтобы он с меня при любом вздохе спадал?

- Но ты в него вряд ли влезешь, даже если я перешью его на три размера, -желая как –нибудь отомстить за назначение на почетную должность «мусоровозки» произнес Эрик и, чуть подумав, добавил.- Моя сладкая пышка! – и тут же пожалел о сказанной только что нежности.

- Ты хочешь сказать, что я поправилась! Ах так! – Кристин схватила пироженное, посмотрела на него и передумала кидать. – Все…. Развод и девичья фамилия!!!!!!!!!

Эрик сгреб разбушевавшуюся супругу в охапку и понес домой, благо, что до дома было всего – ничего – пять кварталов, и четыре этажа…вниз

Дом встретил их ароматом сырости и свежеиспорченных пеленок. Эрик уложил дражайшую половину на кровать и пошел проверить дочь. Дока унаследовала все самое лучшее, что было в родителях – несомненные таланты папаши и симпатичную мордашку вкупе с божественным голосом мамаши – Агнесса в два годика уже устраивала такие сцены в духе «а- ля Карлотта», когда не получала того, чего хотела. Но обычно она получала все, что хотела – стоила лишь слезинке показаться в её огромных зеленых глазищах, как папочка уже бежал по всем бесчисленным лестниц?

?м Оперы в поисках нужной доченьке вещи.

Агнесса как раз пребывала в том возрасте, когда любой круглый гладкий предмет вызывает одно желание – оценить его на вкус. Поэтому из дома срочно пришлось убрать кукольный театрик, а то малышка обмуслякала всех куколок… Почему-то дите любило большего всего куколку симпатичного Жуана…

Эрик наклонился… и был безжалостно пойман за палец подрастающим поколением, оценен на вкус и признан несъедобным.

Кристин сонно глядела на эту картинку и улыбалась. Агнесса чихнула и изрекла что-то невнятное…

- Кажется, она сказала «папа»! – выдохнул Эрик, счастливо улыбаясь. –Она назвала меня «папой»!!! Ты слышишь, Кристин? Папой! Папкой!!!

- Нет, милый, просто наша малышка хочет есть… - его прелестная супруга унесла ребенка на кухню – кормить.

«Нет вот так всегда!»- собирался обидеться Эрик. Но тут же получил от жены утешительный приз – баночку детского питания.

Скоро все заснули… и Эрик решил, наконец, заняться любимым делом.

Что там у нас в прошлый раз было «Торжествующий Дон Жуан?» Тема устарела… Куда там ему теперь торжествовать –то? Теперь уже не торжествующий, а скорее побежденный, и не Дон- Жуан, а отец семейства…

Вдруг откуда-то из угла брачного ложа донеслось:

- Ведь ты меня любишь?

- Люблю.

- Честно – честно?

- Честно – честно. Спи.

- Не буду, пока ты не ляжешь.

Эрик тяжко вздохнул «У меня теперь две дочурки и обе так любят папочку!»,- и решил свернуться калачиком подле жены.

Утром тяжелым похмельем разбудило всех – и Кристин, и Рауля, и Карлотту, и Мэг, и м- м Жири.

Вот только Рауль и Карлотта не спали потому что… Ну как же можно? Они пересчитывали деньги, которые им подарили на свадьбу, делил подарки на «очень ценные и подарки – которые –потом – можно – будет передарить».

Мэг и м-м Жири всю ночь уплетали пирожки. А утром недоуменно спрашивали друг –друга «А почему у нас так несет печеным? Кто бы это мог быть?» и ненавязчиво сметали крошки с пропахших ванилью простыней.

Кристин проснулась, чувствуя, что тушь размазалась по лицу, вместо прически – кошмар цирюльников… НО она не переживала на счет мнения супруга – он любил её и такой. Она точно знала, потому что помнила свое первое пробуждение в гордом и устрашающем «Логове Призрака Оперы». Чулок на ней не было. До сих пор Эрик хранил двусмысленное молчание по этому поводу. Как она спросит, так он сразу же тааааак загадочно улыбается… На голове был беспорядок – когда она разобрала ту прическу, что ей накрутили для представления, то на голове словно сдела?

?и начес и лаком уложили… А что бывает утром, если забыть счесать лак с волос? Макияж весь размазался…Но ничего. Ей было как-то все равно. Гораздо интереснее было то, что у её Ангела Музыки крыльев не было, нимба на голове тоже не наблюдалось, но за то была белая маска, обезьянка- будильник и.. грустные –прегрустные глаза… Ей стало так жалко его – живет тут в подземелье, крысы, мыши, сан.узел всего театра плескается прям у берега… Бедняжка! Надо сделать ему приятное, но сначала.. Когда она подошла к Призраку, погладила его – ему было так хор?

?шо. Любопытство взяло верх и она сорвала маску… Он поднял глаза, желая её поцеловать… И вот тут – то он узрел ответ на извечный вопрос «Как выглядит женщина утром после праздника?». Орал, как ненормальный, открещивался. Бегал по логову, натыкался на все, что попадалась: и на канделябры, и на табуретки, и на зеркала… И только потом вспомнил, что она с него маску стянула… И, видя, что Кристин готова разрыдаться от обиды на то «что её красотой не восхищаются, даже если это красота находится в плачевном состоянии», он быстренько переиграл сит

уацию – теперь он орал на Кристин за то, что она сняла с него маску… Кристин осталась довольна и быстро успокоилась – так это значит из –за своего личика так разнервничался, а то она уж подумала грешным делом…

Поэтому Кристин прибывала в счастливой уверенности, что её любят в любом виде…

Утром Кристин первое, что сделала, это ласково шепнула мужу на ухо:

- Милый, принеси мне кофе… Я что – то себя неважно чувствую…

Эрик открыл один глаз и тут же закрыл его снова. Но обмануть прелестную жену ему не удавалось даже в первые дни их супружества. Что уж говорить сейчас по прошествию стольких счастливых дней?

- Что? Новый день? – измученно прошептал он. –Уже?

- Да, милый…

- Слушай, а как ты догадываешься, когда я просыпаюсь?

- Женская интуиция…

- Надо твою женскую интуицию свести с моим Злобным сознанием… Думаю, они споются…

*Злобное сознание еще раз упало в обморок… глубокий*

Эпилог.

Где-то наверху вечерело. Нежное мерцание свеч… Приятные шепот волн… Аромат блюд, доносившийся с кухни… И воркование Кристин с Агнессой… Вот оно-счастье…

Кристин возилась на кухне – сегодня к ним придут гости: Карлотта и Рауль. Виконт отнекивался – в его памяти до сих пор свежо воспоминание о последнем визите. Но Эрик лично решил пригласить молодожена. Кристин умилилась: как же её душке-мужу откажешь? Её мало волновало, что зеленоглазая половина, что-то напевая, пошел на мужской разговор с удавкой…

Эрик прихорашивался перед зеркалом. Новое веселое приключение в виде гостей…

Как раз сверху донеслось, сопроваждаемое шлепками по воде.

- Милый.. *шлёп!* почему ему надо было выбрать самый глухой, мокрый и грязный подвал в театре? О Mama mia! Зачем здесь столько крыс! *бултых* Почему нельзя было жить где-нибудь поближе? Эрик-который –живет- на –крыше? Как мило, тебе не кажется?

- Лотта, выскажешь все претензии хозяину, если хочешь! Осторожнее, дорогая, здесь ловушка. Я же просил Эрика прибрать их пока мы идем. *бултых"

Эрик мстительно улбынулся - разве мог он отказать себе в счастье устроить маленький сюрприз Раулю - как бонус к гондоле на свадьбу?

- Хотя в принципе… И подвальчик не такой уж и грязный, - протянул неуверенный голос примы.

Встречая дорогих гостей на берегу озера, Эрик был само радушие. Он поцеловал руку Карлотте, отвесил комплимент новому костюму Рауля. Наученный горьким опытом виконт де Шаньи был настороже, но даже он, дотошный аристократ, не смог ни к чему придраться. Начало ужина прошло в атмосфере дружелюбия и приятности, не считая кислой мины Агнессы в сторону Рауля. То бунтовала часть генов, доставшаяся по наследству от Эрика.

- Кристин, как называется это печенье?- Карлотта опасливо покосилась на что-то коричневатое в форме крысы.

- О, Карочка, это любимое печенье Эрика! Он у меня такой лакомка! – Кристин нежно потрепала мужа по щеке. –Если хочешь, я могу дать тебе рецепт. Рауль … тоже любил сладкое!

- Крошка Лотти грезила наяву…-мечтательно вздохнул Рауль.

-… что же я люблю: куклы, домовых или туфельки?

- …Пикники на чердаке…

- …Или шоколад!- засмеялась Кристин.

Эрик кислым взглядом поглядел на них. Этот детский лепет напомнил ему самые неприятные минуты в жизни. Ведь стоя за зеркалом, он задыхался в душном коридоре, а тут еще и этот …с детскими воспоминаниями и далеко не детскими объятиями.

Кристин, увидев напряженное лицо мужа, быстро перевела тему в другое русло:

- А вы знаете, что в одной газете печатается весьма занимательный роман «Призрак Оперы». Пишет его некий Гастон Леру. Эрик, милый, ты, кажется, вчера ходил к нему в гости?

- Да… Мы кое-что поправили – чтобы сюжет был интереснее. У меня есть наброски…- Эрик мечтательно вздохнул, вспоминая, как побледнел писатель, когда он весьма корректно представился: «Эрик, Призрак Оперы… мммм бывший. Я думаю, моя помощь вам пригодится!»

- Эрик, почитайте! Пожалуйста, нам так интересно! – В один голос закричали Карлотта и Рауль. – Пожалуйста!

Эрик улыбнулся жене и поцеловал в лоб малышку, получив в ответ слюнявое «угу», встал в патетическую позу и, откашлявшись, начал: «Призрак в Парижской опере действительно существовал, он не был, как долгое время считали, ни иллюзией певцов, ни суеверием директоров или плодом фантазии разгоряченных умов танцовщиц кордебалета, их матерей, билетеров, гардеробщиков и консьержек.»



Этому сайту уже у уже